Трофейное оружие для ступеней храма Вооруженных сил РФ

0
120

Помните новость о том, что у нас собираются строить Главный храм Вооруженных сил МО РФ

А потом была новость о том, что парадные ступени там будут отлиты из трофейного оружия.

Так собственно вот оно…

Закрома Родины, как известно, бывают разными: зерновыми, мучными, овощными, картофельными, скудными или богатыми. Корреспонденту  Федерального агентства новостей  25 января при помощи Министерства обороны РФ повезло увидеть закрома особенные – трофейные. Отметим, весьма и весьма богатые закрома.

Игорь Конашенков: «Для выплавки отдельных составляющих (ступени и пр.) возводимого на добровольные пожертвования главного храма Вооруженных сил в честь победы в Великой Отечественной войне будут использованы только элементы трофейного оружия вермахта, хранящиеся на складах ВС».

Он подчеркнул, что позиция «радетелей» за сохранение нацистского оружия вызывает недоумение, передает ТАСС. Как он сообщил, на переплавку пойдут боеприпасы, стрелковое оружие и отдельные элементы артиллерийского и бронетанкового вооружения вермахта. И никакой исторической или военной ценности эти образцы не представляют, заверил он.

Конашенков отметил, что на складах Минобороны хранится значительное число боеприпасов и трофейного оружия разных стран, в том числе еще с Первой мировой войны.

Буквальное измерение подвига.

Масштаб подвига советского народа в годы Великой Отечественной войны в этих закромах можно было измерить не фигурально, а предельно буквально. Для этого следовало лишь попробовать пересчитать в хранилище количество ящиков с пистолетами, карабинами и пулеметами Третьего рейха. Попробовать и… через пяток минут бросить это занятие, благо для человека со стороны оно заведомо невыполнимо.

Знакомые любому, кто хоть раз бывал на складах отечественной Службы ракетно-артиллерийского вооружения, покрашенные в уставной «защитный» цвет деревянные ящики высились здесь почти до самого потолка – в десять рядов.

 

2.

В каждой укупорке – по сотне 9-мм пистолетов P08 Parabellum или Walther P38, по двадцать 7,92-мм карабинов Mauser 98k, по четыре 7,92-мм пулемета MG 42. И это были только те трофеи, что спустя многие годы после 9 мая 1945 года сохранились на одной из баз вооружения Минобороны РФ.

Сказать, что зрелище терриконов из ящиков, в которых находится отобранное у врага оружие, вызывает оторопь, – это ничего не сказать.

Также на базе хранятся вполне современные артсистемы, бронетехника, автотранспорт и мобзапас – сотни тысяч автоматов Калашникова. Но это богатство не внушает того почти священного трепета, которое испытываешь, когда ходишь по похожим на ущелья коридорам, разделяющим гигантские штабеля трофейной «стрелковки». Вот там… Там ходишь и думаешь о том поколении титанов, которое смогло сломать о колено хребет чудовища по имени «Вермахт»…

 

3.

Приказ – сдать мобильники!

Читателям наверняка интересна причина, побудившая Минобороны России пустить сотрудников СМИ на территорию особо охраняемого объекта.

Пожалуй, все началось с идеи возведения на территории парка «Патриот» в подмосковной Кубинке Главного военного храма Вооруженных сил России. Не будем сейчас касаться истории этого проекта, благо ФАН уже  освещало  данный вопрос и даже публиковало  интервью  с главным архитектором храма  Дмитрием Смирновым . Вместо этого напомним, что одним из наиболее символичных элементов храма, по задумке министра обороны РФ  Сергея Шойгу , должны стать парадные ступени, в чугун которых будет добавлено переплавленное трофейное оружие Третьего рейха.

В результате реализации этой идеи у посетителей храма появится возможность в прямом смысле слова попирать ногами частицы былой военной мощи нацистской Германии.

Собственно, взглянуть на трофеи, приговоренные к столь необычному способу утилизации, Министерство обороны РФ и пригласило представителей прессы. Так журналисты попали на одну из баз вооружения, расположенных во Владимирской области. Но не сразу, разумеется.

4.

Сначала мы некоторое время потанцевали на морозце под бдительным присмотром амбразур огневой точки у КПП, пока старший лейтенант-ЗеГеТешник (Служба защиты гостайны) проводил экспресс-инструктаж на тему предъявления паспортов, видеокамер, фотоаппаратов, а также неукоснительной сдачи мобильных телефонов.

Ничего не поделаешь – секретность есть секретность.

Территория базы оказалась, мягко говоря, немаленькой: от КПП до хранилища с затрофеенным железом нас доставили на армейском автобусе. Наконец, створка бронированной двери хранилища плавно отошла в сторону, и – вот они, те самые терриконы и штабеля! Каждый ящик украшался стеллажным ярлыком с указанием даты поступления на склад, времени последнего осмотра и, конечно, названия единиц хранения, находящихся в опломбированном ящике.

 

5.

На ближайшем таком ярлыке аккуратным почерком было выведено: «7,92-мм винтовка Маузера модификация 98». Так в местной документации именуется карабин Mauser 98k. Именно он, а не распиаренная послевоенными кинофильмами линейка пистолетов-пулеметов MP 38/40, также ошибочно именуемая «Шмайссерами», являлся во время Второй мировой войны основным и наиболее массовым стрелковым оружием Вермахта.

На том же ярлыке указана и категория, к которой относятся хранящиеся в ящике немецкие Mauser 98k. В данном случае, это вторая категория. То есть это оружие, находящееся или бывшее в эксплуатации, выработавшее гарантийный ресурс эксплуатации, годное к боевому использованию, не выработавшее технического ресурса, прошедшее средний или капитальный ремонт, у которого канал ствола и патронник могут иметь поражение в виде сыпи, следов ржавчины, раковин, сколов и шелушения хрома. При этом оружие удовлетворяет требованиям нормального боя.

 

6.

«Парабеллумы», «Валтеры», «Маузеры» и «пила Гитлера».

Как выглядит эта самая вторая категория, нам тут же продемонстрировали. По приказу офицера бойцы опустили один из ящиков на пол. В тишине звонко щелкнули кусачки, которыми сняли пломбу. Затем деревянная крышка поднялась, и в свете плафонов освещения сурово блеснули сто пистолетных стволов – густо смазанные, они казались совсем новенькими.

Степень сохранности оружия была просто потрясающей. Впрочем, это и неудивительно. Некоторые из оказавшихся в ящике «Парабеллумов», также известных как «Люгеры», были выпущены еще до начала Второй мировой войны. Однако на фронт эти P08 попасть так и не успели, перекочевав в арсеналы Красной Армии прямиком с захваченных немецких складов.

Во втором ящике оказалась сотня столь же превосходно сохранившихся «Вальтеров». Третий ящик явил миру четыре массивных пулемета MG 42, когда-то за свою высокую скорострельность и характерный звук выстрелов получивших на фронте прозвище «пила Гитлера». В четвертом ящике хранилось двадцать маузеровских «магазинок» 98k.

Трудно было поверить в то, что оружие, пролежавшее на складах более 70 лет, исправно и боеспособно. Но это было именно так – благодаря регулярным осмотрам трофейных стволов и их регламентированному техобслуживанию на отечественных базах вооружения.

 

7.

Новое оружие, находящееся или бывшее в эксплуатации, исправное и годное к боевому использованию, а также не выработавшее гарантийного ресурса, относится к первой категории. Те же стволы, которые «пойдут» на ступени храма, по словам начальника отдела хранения ракетно-артиллерийского вооружения майора  Михаила Хархавкина , занесены в пятую категорию. К ней относится оружие, негодное для боевого использования, и то, восстановление которого технически невозможно или экономически нецелесообразно.

Всего из состава хранящегося на базе трофейного стрелкового оружия Вермахта предполагается утилизировать для создания храма по 800 «Парабеллумов» и «Вальтеров», 1200 карабинов 98k и порядка десятка Maschinengewehr 42.

Сразу трофеи не пойдут в переплавку. Для начала они будут отправлены в находящийся тут же, на базе, цех технического обслуживания вооружения. Обычно здесь перебирают, обслуживают и, если потребуется, проводят контрольное тестирование тех образцов оружия, которые состоят на вооружении нашей Армии. Это могут быть и автоматы Калашникова, и пистолеты Макарова, а иногда даже морские офицерские кортики, как это получилось в день нашего визита на базу.

 

8.

Общемировая традиция.

Конечно, в случае с предназначенными для утилизации трофеями, тестировать их никто не станет. Вместо этого трофейное оружие в цеху разберут. Затем стволы, ствольные коробки, рамки, рукояти и части ударно-спусковых механизмов перенесут к плазмотрону. Плазменная резка гарантированно превратит составные части бывшего грозного оружия в металлолом, абсолютно неспособный к производству выстрела. Как это делается, нам продемонстрировали на примере пары предназначенных к списанию пистолетов ПМ. Лишь после плазмотрона останки пистолетов, пулеметов и карабинов отправятся в мартеновскую печь.

Заметим, что практика использования военных трофеев в качестве памятников, воздвигнутых в честь победы над противником, берет свое начало еще в Античности. Отголоски этой «моды» можно обнаружить в декоративном оформлении военных памятников, в украшающих Московский Кремль и парижский Дом инвалидов пушках XVIII–XIX веков, в Вандомской колонне и колонне Нельсона и т. д. Зачастую захваченное у противника оружие использовалось и для изготовления индивидуальных наград.

 

9.

Таким образом, практика использования трофейного оружия и его материалов для увековечивания памяти о событиях ратного прошлого является устоявшейся общемировой традицией. С этой точки зрения, предложение использовать часть трофейного стрелкового оружия Вермахта для изготовления ступеней Главного военного храма Вооруженных сил России не является чем-то из ряда вон выходящим.

Тем не менее, данная инициатива многими в России была воспринята неоднозначно – вплоть до тезисов о «разбазаривании исторического наследия». Почему так получилось, догадаться несложно. Стоимость немецкого стрелкового оружия времен Второй мировой, даже «низведенного» до массо-габаритных макетов (ММГ), весьма существенная, а на боевые стволы – так вообще заоблачная. К тому же, многие считают, что трофейное «эхо войны», пусть и пятой категории, может иметь ценность, измеряемую не только в денежных единицах.

 

Продукт массового производства.

Отметим, что с финансовой точки зрения целесообразность использования части трофейного оружия ради постройки храма ни у Министерства обороны РФ, ни у главного архитектора храма сомнений не вызывает.

Остается вопрос об иных аспектах ценности предназначенных для утилизации немецких пистолетов, карабинов и пулеметов. Прокомментировать этот момент ФАН попросило старшего научного сотрудника НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ  Константина Кулагина .

 

10.

«Предлагаемое для переплавки трофейное стрелковое оружие Вермахта уже не имеет военной ценности. Историческую ценность данного оружия можно считать небольшой, поскольку оно являлось продуктом массового производства и было выпущено в миллионах экземпляров», – рассказал Кулагин. 

В частности, согласно отчетам Трофейного комитета Красной Армии, за период 1943-1945 годов трофейными частями было собрано 257 тыс. пулеметов и 3 миллиона винтовок, добавил собеседник ФАН.

«Разумеется, отнюдь не все эти образцы сохранились до наших дней. Тем не менее, в распоряжении Министерства обороны РФ к началу 2019 года по-прежнему остается весьма значительное количество трофейного стрелкового оружия Вермахта».

 

11.

Таким образом, предназначенные для деактивации и последующей переплавки немецкие пистолеты, карабины и пулеметы – в закромах нашей Родины, мягко говоря, не последние. Опять же, не будем забывать, что в переплавку отправится оружие лишь пятой категории.

Источники:
https://riafan.ru/1144864

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here