Что смогли в России и не смогли в США

0
118

Современная молодежь уверена, что высокие технологии — это Айфон. Ну на крайний случай Макбук. Однако это совсем не так. Как то у нас уже была тема о том, Что может даже КНДР и не может США?. Но конечно же это не все. Давайте для примера возьмем совсем свеженькую тему.

12 февраля Комиссия по ядерному регулированию США (NRC) аннулировала строительную лицензию завода по производству ядерного МОКС–топлива в Саванна–Ривер. Соответствующий запрос владелец лицензии, компания MOX Services, подала в NRC в ноябре 2018 года.

На этом поставлена окончательная точка в попытках США реализовать российско–американское соглашение об утилизации плутония (СОУП). Штаты так и не смогли освоить технологию МОКС–топлива, завод, в возведение которого было вложено более 8 млрд долларов США, достроен не будет.

А что же в России?

Для начала немного истории. К началу 90–х, США успели накопить 103 тонны плутония, СССР — 170 тонн. Все поняли, что такое количество никому не нужно и надо придумать как его использовать в мирных целях либо утилизировать.

Выход — в тех самых реакторах на быстрых нейтронах.

Великая страна Америка такой реактор сделать смогла! Экспериментальный. Маленький. Еще Франция умеет. Маленький. Экспериментальный. Правда, американский реактор — сгорел. Французский — тоже сгорел. Японцы попробовали, но в 2010 у них сорвалась труба с топливом и тупо утонула в натрии, а там еще и Фукусима стряслась — свернули и забыли, и забили.

В СССР на экспериментальном натриевом реакторе технологии отработали. В 1980 в Белоярске промышленный построили — БН–600. Ни аварий, ни пожаров…

«10 декабря 2015 г. энергоблок № 4 Белоярской АЭС с реактором БН-800 был включен в сеть и выработал первую электроэнергию в энергосистему Урала», — говорится в сообщении концерна «Росэнергоатом».

По словам генерального директора Концерна «Росэнергоатом» Андрея Петрова, энергопуск БН-800 является выдающимся событием для всей атомной энергетики России.

Возвращаемся к плутонию. Делать топливный стержень целиком из плутония–239 — не вариант, рвануть может. Тогда было разработано так называемое МОКС–топливо: смесь урана и плутония. МОКС–топливо в принципе даже на «водных» реакторах жечь можно. Ну, если МАГАТЭ разрешит, даст отдельную лицензию. Тогда можно половину стержней обычных ставить, а половину — с МОКС–топливом. В Европе 40 реакторов такие лицензии уже получили — в Бельгии, во Франции с Германией. А в Штатах? А в Штатах — нуль. Не получается.

Штаты и начали строить у себя строить такой завод в 2008 году. Россия собралась только в 2012, тоже начала, в Железногорске. Американцы работали серьезно — работа большая, денег не жалко. К 2015 году 7,7 млрд потратили — серьезные парни. В России наскребли кое–как 240 миллионов. Открыли завод — 28 сентября прошлого года.

А американцы? А американцы сказали Обаме, что им что бы доделать и запустить завод … денег надо. Еще. Немного. 17.3 млрд. Семнадцать миллиардов 300 миллионов. Вместе — 25 млрд. В общем тогда еще президент Обама денег не дал.

Вот такие вот. Единственные в мире действующие быстрые реакторы — в России. Единственный в мире завод МОКС–топлива — в России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here